История крепости

Кисловодская крепость. Страницы летописи.

 

Александр I

 

Своеобразным камнем в сооружение Кисловодской крепости стал первый официальный документ о необходимости её постройки – рапорт Александру I (1777-1825), подписанный Главноуправляющим на Кавказе и в Грузии, астраханским военным губернатором князем Павлом Дмитриевичем Цициановым (1754-1806) 4 января 1803 года. Основное предназначение этого укрепления состояло не столько в военно-стратегической пользе, сколько служило практической выгоде больным и страждущим от безопасного пользования «сим даром природы». Причём, Цицианов осуществил при этом весьма тонкий, дипломатический ход: «… занять укреплением и кислый колодец не счёл я надобным, для того, чтобы кабардинцы не имели повода возомнить, что оный, находясь на земле им принадлежащей, от них отъемляется и что ограничивается свобода их пользоваться кислою водою, и для них столько же полезною, как и для всех». Безусловно, главным документом явился рескрипт Александра I князю П.Д.Цицианову от 7 марта 1803 года, в котором прямо предписывается «привести в действо укрепление сие, употребив на то воинских служителей».

 

П.Г. Лихачёв

 

К практическому возведению крепостного сооружения была принята удачная во всех отношениях схема, предложенная генерал-майором Петром Гавриловичем Лихачёвым (1758-1813) и инженером-капитаном Беляевым. Они решили расположить это «регулярное укрепление» на более «выгодном и оборонительном месте вверх по речке в двухстах саженях от колодца».

 

Строительство было начато 13 июня 1803 года под руководством военного инженера генерал-майора И.И.Брюзгина силами шести рот солдат 16-го егерского полка из соседней Константиногорской крепости. Дёрн и камень для укрепления куртин крепостных валов брались на месте. А вот строительный лес пришлось доставлять с гор: в частности, из района Бештау, а также договариваться с местными жителями – абазинами о поставках доброкачественных брёвен по умеренным ценам.

 

План Кисловодской крепости, 1803

 

По своему плану, размерам и профилям (земляные валы, сухой ров) крепость у Кислого колодца была типичным сомкнутым фортификационным сооружением конца XVIII – начала XIX веков. Укрепление имело форму звезды – «штерншанца» с тремя остроугольными и двумя полукруглыми бастионами. В углах бастионов помещались пушки. С севера и юго-запада в крепость вели ворота. Уже через 5 месяцев, 10 октября 1803 года, земляные работы были полностью завершены.

 

На планах крепости, датированных 1 декабря 1803 года, на её территории значатся обер-офицерские дома, солдатская казарма, казарма для артиллеристов и инженерных служителей, провиантский пункт. В числе строящихся сооружений указаны: гауптвахта, третья солдатская казарма, кухни, лазарет, ротные цейхгаузы, пороховой погреб, дома со службами для отдыхающих. Вне крепости был устроен казачий редут с казармой на горке против источника. В крепости было два въезда с воротами: с северо-запада «Жантемировские» или «Горячеводские» и с юга – «Кабардинские» или «Водяные».

 

Обычно в крепости находились две роты солдат, но на время летнего «курса» гарнизон пополнялся двумя ротами пехоты, несколькими драгунскими эскадронами и сотней казаков. Усиливался для безопасности посетителей и гарнизон редута на Казачьей горке, выдвигались вперёд пикеты, на ближайших возвышенностях устанавливались батареи.

 

Первыми жителями будущего города-курорта стали солдаты и офицеры двух рот 16-го егерского полка под командованием коменданта Кисловодской крепости майора князя Уракова, а также артиллерийская команда, обслуживающая орудия. Крепостные солдаты выполняли задачи, связанные с охраной курорта и некоторыми другими стратегическими функциями.

 

Длительное время Кисловодская крепость оставалась в первоначальном виде, то есть земляной, с небольшим количеством деревянных построек, её сооружения постепенно ветшали.

 

Генерал А.П. Ермолов

 

С 1820-х годов по инициативе генерала Алексея Петровича Ермолова (1777-1861) началось формирование Кисловодской кордонной линии, входившей в состав центра Кавказской линии.

 

В ведении Кисловодской линии находился пристав, управляющий карачаевцами. В Кисловодске размещались 3-ий (7-ой) линейный батальон, часть 5-ой роты 11-ой гарнизонной артиллерийской бригады, военно-рабочая полурота № 20. В Кисловодской крепости был создан артиллерийский лазарет.

 

Первым должность кордонного начальника исполнял генерал-майор Станислав Демьянович Мерлини (1775-1883). С 1810 года началась его служба на Кавказе, сначала на персидской границе, а в 1820-х годах в качестве командующего 22-ой дивизии Кавказского корпуса. Именно в это время Мерлини приобрёл небольшой участок земли с домом на Горячих Водах. На период летнего курса сюда приезжала на отдых и лечение его супруга Екатерина Ивановна (1793-1858) и многочисленные родственники.

 

Генеральша Мерлини слыла среди обывателей женщиной весьма экстравагантной, достаточно прямой и решительной, к тому же прекрасной наездницей и не лишённой предпринимательской жилки. К 1826 г. она приобрела ещё несколько домов на Кислых Водах (бывшего владельца астраханского купца Николая Ивановича Шайкина), которые с успехом сдавала внаём приезжавшим сюда курсовым. Один из этих домов благоустроила и приспособила под собственное жильё.

 

С оригинальной четой Мерлини познакомился Александр Сергеевич Пушкин (1799-1837) во время пребывания в 1829 году, сделав их прототипами литературных персонажей повести «Капитанская дочка» – коменданта крепости Миронова и его жены. Между прочим, Екатерина Ивановна Мерлини прославилась уже после смерти своего супруга во время неожиданного набега абадзехов и убыгов под предводительством Али Харцыза 24 сентября 1836 года на казачий пост. Она одной из первых прискакала в крепость «верхом, по-казачьи, с шашкой и нагайкой» и пыталась организовать орудийную стрельбу. Говорят, что за столь решительные действия генеральша Мерлини удостоилась высокой награды от самого императора Николая I (1796-1855) в виде бриллиантовых украшений с георгиевскими крестами.

 

С 1822 года кисловодским комендантом – начальником кордонной линии был полковник, затем генерал-майор Евстафий Фёдорович Энгельгардт (1768-1841). Он стал знаменит благодаря своему вкладу в основание кисловодского курортного парка, под его руководством начались работы по посадке деревьев и разбивке парка в ноябре 1823 года.

 

Затем кисловодским комендантом до 9 апреля 1824 года служил Иван Алексеевич Курило, переведённый на Кислые Воды в 20-х годах XIX века как командир 3-его батальона Тенгинского полка в чине майора.

 

После его отставки комендантом становится офицер Тенгинского полка майор Пётр Алексеевич Принц (1794-1873). Дослужился до звания генерал-майора, его служба завершилась в Пятигорске. П.А.Принц имел на Кислых Водах роскошный дом.

 

Как раз во времена П.А.Принца в 1825 году в Кисловодскую крепость по приказу А.П.Ермолова была переведена женатая рота 3-го батальона Тенгинского полка, чтобы они основательно здесь обосновались и заселили пустующие земли на расстоянии не менее 50 саженей от укрепления. Им выделяли участки земли на склонах одиноко стоящей горки, именуемой сегодня Солдатской. Они строили неказистые домики, привозили свои семьи из внутренних губерний России – Орловской, Тамбовской, Курской, Харьковской. В качестве обязательной рекомендации солдатам предписывалось селиться по две семьи в одном дворе в целях безопасности и взаимной выручки. Уже летом того же года в форштадте, который стал именоваться слободкой, было 43 мазанки - небольшие деревянные жилища, обмазанные глиной или сооружённые из сырцового кирпича.

 

На открытом пространстве перед крепостью со временем возник своеобразный базар, где велась активная торговля продуктами питания. Сюда приезжали и горцы со своим товаром. Покупателей было вполне достаточно, особенно в период летнего сезона. Проводились тут праздники, массовые гуляния.

 

С 1843 года воинским начальником на крепости становится подполковник, а затем полковник и кавалер Иван Семёнович Жердев (1795-1857). Он исполнял обязанности коменданта вплоть до самой смерти 10 ноября 1857 года. Иван Семёнович вместе с женой Марией Кирилловной и многочисленным семейством имел свой дом, располагавшийся на Нижней Ольховской улице (теперь – ул. Ярошенко) где-то в районе современной кардиологической клиники. Тут же на склоне реки Ольховки находился большой сад коменданта.

 

В период с 1849 по 1858 годы здесь проводились большие инженерно-строительные работы. В результате, на месте старых земляных валов были воздвигнуты крепостные сооружения из местного желтовато-серого камня, частично сохранившиеся до настоящего времени. В целом крепость сохранила свою прежнюю площадь и частично даже основную конфигурацию. В исходящем углу была выстроена двухъярусная башня, которая обеспечивала из нижнего яруса фланговую оборону рвов, а из верхнего – обстрел впереди лежащей местности. С юго-западной стороны находились ворота. За башней в форме неправильного пятигранника стояли здания шести казарм, замыкаемые с востока пороховым погребом. Стены башни прорезают узкие бойницы для ружейного обстрела и более широкие – для подошвенного боя из пушек. Кроме того, первоначально верхняя часть крепостной башни, скорее всего, завершалась рядом каменных зубцов – машикулей, рассчитанных на ружейную оборону.

 

С.И. Уптон

 

В целом облик крепости достаточно суров и немного суховат. Некоторое разнообразие вносят лишь ворота с несколькими архитектурными украшениями: арочным проёмом, килевидной аркой, рядом декоративных машикулей. Тут чувствуется уже рука талантливого зодчего Самуила Ивановича Уптона (1814 – 1874), принимавшего участие в реконструкции крепостных сооружений.

 

Где-то к середине XIX века в помещениях Кисловодской крепости организовали артиллерийский лазарет. Часть вооружения, в частности, 4 орудия были переданы в Георгиевск. В последние годы существования крепости как военного объекта здесь находились 3-я и 4-я рота 6-ого линейного батальона (64 чел.), часть 5-ой роты 11-ой гарнизонной артиллерийской бригады (17 чел.) военно-рабочая полурота №9 (77 чел.) инженерного ведомства (капитан Диков), команда подвижной инвалидной роты КМВ (капитан Стрельников и прапорщик декабрист А.Н.Сутгоф) и провиантский магазин со штатом (10 чел.). Таким образом, Кисловодская крепость могла быть отнесена к числу малых крепостей. А всего было три вида таковых: большие, средние и малые.

 

На вооружении малой крепости находились орудия полевой артиллерии, как правило, четыре основных вида: пушки и единороги калибра от 76 до 152 мм. В общей сложности до 14 орудий. Запас боеприпасов насчитывал до 120 снарядов к каждому орудию. Причем, снаряды были разного вида и назначения. Во-первых, ядра литые, чугунные сферической формы ударного действия, обеспечивающие поражение живой силы противника на расстоянии от нескольких сотен до 4000 метров. Во-вторых, разрывные снаряды, в которых использовалось разрывное действие пороха, двух видов - гранаты и бомбы. Различались они по весу: меньше пуда назывались гранаты, а свыше пуда именовались уже бомбами.

 

Вид на Кисловодскую крепость. Конец 19 века. Фото Александровича

 

Однако 29 октября 1862 года в приказе военного министра за № 304 было объявлено об упразднении Кисловодского укрепления «как утратившее своё прежнее значение». Известно, что его помещения ещё долго использовались для расквартирования войск. Так, с конца XIX века и до самой революции здесь стояли подразделения 20-го летучего артиллерийского полка, находился лазарет, санитарная станция для нижних чинов Кавказского военного округа, временно размещались военные, строительные и иные подразделения.

 

В годы первой мировой войны на территории крепости было выстроено двухэтажное здание офицерского корпуса лазарета, служившего в период военных действий госпиталем.

 

Новая страница в истории Кисловодской крепости начинается в советское время. В 1922 году качественно меняется её назначение, военный объект становится сугубо мирным. После соответствующей реконструкции 15 сентября 1924 года здесь открывается санаторий «Крепость» на 150 коек.

 

В годы Великой Отечественной войны здесь располагался эвакогоспиталь № 2006 с коечной сетью до 520 ранбольных. Из четырёх отделений три были для тяжелораненых. Ежемесячно медики возвращали в строй от 300 до 500 солдат и офицеров Красной Армии.

 

Торжественное открытие первой экспозиции народного краеведческого музея состоялось 9 мая 1965 года, в день 20-летия Великой Победы. Все экспонаты размещались тогда в круглой башне крепости. Благодарная человеческая память сохранила всех, кто стоял у истоков зарождения музея: Николай Николаевич Михайлов (1902-1971), Георгий Алексеевич Кожухарь, братья Борис Сергеевич Виноградов (1906-1988) и Евгений Сергеевич Виноградов (1912-2000), врач Александр Николаевич Вардзигулов, академик Михаил Евгеньевич Массон (1897-1986) и другие, а также первый директор Илья Тимофеевич Тулинов (1890-1971) со своей верной женой и главной помощницей Ядвигой Михайловной.

 

В 1971 году на базе Кисловодского народного музея создаётся первый филиал Ставропольского краеведческого музея. 27 лет мы жили и работали в составе музейного объединения и по сей день сохранили добрые отношения со своими старшими коллегами.

 

В 1989 году начались долгожданные реставрационные работы в Кисловодской крепости. По этому случаю музей был вынужден временно сменить место своей прописки, переселившись в помещения на ул. Жуковского, 12. Лишь в 1995 году было отмечено первое новоселье, тогда часть здания, так называемые оружейные мастерские крепости, пущена в эксплуатацию.

 

Год 1998-й ознаменовался ещё одним событием: музей передаётся в муниципальную собственность, становится самостоятельным учреждением и зовётся отныне Кисловодский историко-краеведческий музей «Крепость».

 

К 200-летию города-курорта и Кисловодской крепости заканчивается очередной этап ремонтно-реставрационных работ и создаётся юбилейная экспозиция «Городу солнца и нарзана 200 лет». Наконец, в 2005 - году 60-летия Победы и 40-летия музея мы получаем статус государственного учреждения культуры.

 

Летопись главной достопримечательности всемирно известного города-курорта - Кисловодской крепости продолжается, она по-прежнему «в строю», свято и бережно хранит бесценные реликвии богатейшей истории Нарзанограда.

 

В вышине, там, где царствуют звёзды,
Средь вершин и причудливых скал,
Сам Эльбрус, друг отважных и гордых,
Их пленил и к себе приковал.
А внизу, между рек, в котловине,
У источника кислой воды
Встала крепость – стоит и поныне,
Только нет теперь здесь слободы.
В ней ютились саманные хаты
И манили огнями зарниц.
Несли ратную службу солдаты,
Стражи южных российских границ.
С гор опасность не раз всем грозила,
И вставала всегда на пути
Наша крепость – надежда и сила.
Город с крепости начал расти…


Карта сайта
Продолжая использовать данный сайт, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.